Положение Честнаго Пояса Богородицы во Влахерне.

 

НАСИЛИЕ ОРУЖИЕ НЕПРАВДЫ.

Вопросы без ответов в канун 9-й Годовщины Подвига Хосе Кортеса.

 

13. 10. 2006 г., ЛУЧ. Дорогие братья и сёстры, все соотечественники!

 

Церковь и свв. Отцы учат, что человек был сотворён Богом праведным. Слово правды, исходящее от Бога, были его сутью, его пищей, которую он более всего алкал.

 

Конечно можно сказать: мир так изменился, о чём говорить, кому сегодня она нужна, правда, и зачем? Да это так. Действительно, изменился: и люди озлобились, и зло уже выходит на арены, площади и трибуны, провозглашая себя добром, истиной, откровением.

 

Ну так и что с того? Пусть выходит, пусть гордится собой. Мы не можем остановить потока вселенской гордыни, не под силу это никому, кроме Бога. Наверное и не ставится перед нами такой задачи.

 

Подобное бывало в истории человечества не раз. Христианина, как кажется, не это более всего должно волновать, заботить: не что творится вокруг. Важнее самому себе неустанно задавать один и тот же вопрос: прав ли я перед Богом, в каждом шаге, в каждом помысле, в каждом действии? Научи меня угождать Тебе, Господи, не предавать Тебя, чтобы и этот, и все дни жизни моей прожить для Тебя.

 

Не в этом ли вопросе самому себе и заключены правда христианская, совесть человеческая?

 

В преддверии 9-й Годовщины Подвига Хосе, давайте вместе зададим себе такой вопрос. Правы ли мы на сегодняшний день перед Богом? Правы ли перед Божией Материю, перед нашим Братом Хосе? Подумаем вместе над ответом. Возможно то, что сегодня происходит в нашей Церкви, увидится совершенно в новом свете и по-другому.

 

Ровно 9 лет назад Хосе приехал в Америку на крещение своего 57-го и уже последнего сына в Нью-Йорке; говорят, он успел ещё окрестить 58-ю дочь, но точных сведений об этом у меня нет.

 

Хосе Кортес посвятил свою жизнь русским людям, устройству их на чужбине, делу строительства и укрепления Зарубежного Православия. Во истину был всем надеждой и опорой, никогда не отказывался помочь. Думаю, не найдётся никого, кому бы Хосе отказал или был не внимателен. Потому что был он бесконечно добрым и удивительно отзывчивым человеком. Человеком с большой буквы.

 

Оплатили ли мы сполна свой долг памяти перед ним? Как и чем отблагодарили за величайшее чудо XX-го столетия, верой и правдой безотказно служившее нам без малого 15 лет?

 

Может быть, порадели усердным покаянием? Великими трудами, например, построили храм в честь Иверской Монреальской иконы? Открыли прекрасный мемориал на месте начала чуда мироточения? Или сделали из квартиры Иосифа музей? Возвели памятник в Афинах, на месте страданий и убиения верного хранителя Чуда? Может быть часто посещаем Джорданвилль, готовимся и проводим Годовщины, занимаемся прославлением, бережно собираем материалы и свидетельства, устраиваем выставки во Иерусалиме, Синоде, в Монреале, Лесне?

 

Если позволите, отвечу за всех: ничего этого никогда не было и в помине нет*.

 

Ничего до сих пор не сделано в память об Иверском Монреальском Чуде и о Хосе. Зато сколько распущено клеветы, лжи, замалчивания Миссии, сколько полу-правды. Да о чём речь, если стыдно сказать, не отслужено ни одной панихиды-на-крови, и это за 9 лет!

 

С точки зрения духовных правил немыслимо, чтобы кровь убиенного праведника до сих пор была не омыта, а место Подвига проигнорировано. Какое неуважение Иосифу, какое пред Богом кощунство! И каких таких милостей или канонического благоустроения в Церкви мы ожидаем? Всё разваливается да и не может иначе быть: в каком состоянии сегодня находится наша совесть и наша правда, в таком именно состоянии находится сегодня и сама Зарубежная Церковь: буквально в плачевном. Плакать надо всем!

 

Именно эту последнюю степень плачевности распятие митрополита Виталия на чёрном фашистском кресте, и видел Иосиф в своём знаменитом Откровении от Иверской иконы в канун кончины владыки Филарета (1983 год). Тогда его спрашивали: Но ведь крест символ Победы? На что он отвечал: Нет. Никакой победы в этом видении не было: на кресте был обряженный труп.

 

А что же всё-таки было за 9 лет сделано, что проявилось, открылось и произошло за это время? Если не возражаете, попробую подитожить.

 

1. Квартира Хосе в Монреале. В 1997-м ограбленна и в 1998-м году уничтожена (выражение о. Виктора) четой Потаповых. Сейчас там живут канадские студенты, которые понятия не имеют ни о Чуде, ни о Хосе. Всё имущество избранника находится в Такома парке в Вашингтоне, я и мой муж, Ной Гумеров, свидетельствуем, что своими глазами видели всё 10-го августа 1998-го года, находясь в доме Потаповых они сами показали. В то время мы ещё были их прихожанами.

 

2. Не открыто, вернее сознательно укрывается завещание гражданина Канады, которое Хосе с таким тщанием несколько месяцев составлял, чему были и есть многие свидетели (мать и родственники, Дэвид Куннингхам, с которым Хосе делил квартиру в Монреале и которому доверял многое; отец Пётр Перекрёстов, отец Феофилакт Клаппер, друзья Хосе, имена которых я могу привести.)

 

3. Имеется крест на могиле, поставленый на деньги самого Хосе. В его сейфе в Монреале, на улице Гилфорд, 801, хранилось НЗ: подаренные балериной Императорского Теарта Воронцовой $30 000; хранились и другие ценности и камни, которые присылали люди в благодарность за чудо, всё это бесследно исчезло.

 

О сейфе, ценностях и деньгах узнала от Алексея, Ксении Волковых, Тамары и Александра Педенко и Анны, Анатолия и Людмилы Рунцевых. Об ограблении квартиры, вскрытии сейфа и исчезновении всех святынь и мощей свидетельствовал также и Дэвид Куннингхам, который неоднократно звонил Волковым, прося срочно приехать в Монреаль, так как квартиру, в его отсутствии, хорошо осведомлённые злоумышленники сразу после убийства открыли и вынесли все ценности, мощи и святыни, которые Хосе собирал всю свою жизнь и по всему миру. Бандиты знали, что Хозяин не вернётся; значит это именно были те, кто организовал и спланировал всё заранее.

 

Об этом же самом свидетельствовали соседи Хосе, Джульетта (Juliette Ttrolio) и Дениз, с которыми я встречалась в марте 2002-го года.(Rix Rax Store, 801 Rue Gilford). Вскоре после убийства и ограбления квартиры, в декабре 1997-го года сгорел Свято-Николаевский храм в Монреале, самый большой в Зарубежной Церкви. Кроме вратарной иконы Святителя Николая, сгорело абсолютно всё.

 

В какую именно сумму обошёлся крест в Джорданвилле, думаю 3-4 тысячи долларов. Гроб и единственный венок возможно около тысячи. Поминок как таковых не было. Таким образом Иосиф себя проводил в последний путь, более чем скромно, хоть и миллионы долларов приносил в Зарубежную Церковь!

 

Похоронами в Джорданвилле руководил лично Потапов; во всяком случае Алексей Волков, один из близких друзей Хосе, по всем вопросам обращался именно к нему. В Джорданвилль о. Виктор на похороны не приезжал, а давал указания из Вашингтона. Что касается матушки Потаповой, она была и в конце этого события, праздника когда люди выходили из храма с просветлёнными лицами и слезами на глазах, стояла в дверях и говорила клирикам одну и ту же фразу: митрополит убил Хосе.

 

4. Имеется загадочная и внезапная смерть Марии Кортес, которая приехала 24 октября 2000 года в Вашингтон на 3-ю Годовшину Подвига сына из Сантьяго. Она имела также своей целью вскрыть завещание и забрать часть имущества. Вечная ей память!

 

Моя семья и лично я мы были около неё все 47 дней её пребывания в Америке и свидетельствуем, что она приняла Православие через миропомазание в Howard County госпитале 18-го ноября 2000-го года. Затем 3 раза причастилась Святых Христовых Таинств и соборовалась. Отец Василий Науменко, джорданвильский старец, читал на отход ея души молитвы и Псалтирь. Всё было готово, уже был определён участок земли, и в Сертификате о смерти значился Джорданвилль, как место похорон. Оригинал этого документа и паспорт Марии, как и многие другие документы, хранятся у нас.

 

Правда, отпевать маму Иосифа, кроме единственного отца иеромонаха Романа Крассовского, который ждал нас и готовился к отпеванию, зарубежные батюшки, все до одного, почему-то дружно отказались. Мы звонили и в Синод, и в храм Михаила Архангела в Нью-Джерси, и в Newark, и в Ново-Дивеево, и в другие ближайшие к Коламбии, MD церкви. Взывали к их совести ради Христа, ради памяти убиенного мученика, но от всех услышали одно и то же: простите, никак не получается!

 

Отпевание священниками Автокефальной Церкви, отцами Дуэйном Джонсоном и Реем Валенсия (Fr.Duane Johnson and Fr. Raymond Velencia), тоже было сорвано, опять-таки Потаповыми, которые буквально ворвались в похоронный дом, набросились на стоящих у гроба и всех до одного, включая маленьких детей, выгнали, толкая кулаками в спину! Цветы, венки, иконы, свечи всё было безжалостно вышвырнуто на снег, уничтожено. А стоило это, надо сказать, нашей семье немалых денег (оплатили весь сервис в похоронном доме, купили гроб и все облачения, заплатили за транспорт, венки и букеты, из прекрасных свежих цветов).

 

Бог Свидетель, сделали всё, чтобы исполнить последнюю волю матери Хосе и как можно более достойно проводить. В конце всей этой истории, с её приездом в Америку, не то что не осталось средств и сил, но чудом каким-то остались живы такие испытали на себе ужасающие по своей силе, сметающие всё на своём пути потоки разъярённой ненависти и насилия, как если бы вдруг довелось встретиться с самим главным арихитектором и его свитой.

 

У нас были закрыты все карты, долги достигли невероятных размеров, несколько месяцев зарплата уходила исключительно на оплату счетов из больниц и лоеров. Сидели на хлебе с водой, соседи из жалости к детям приносили молоко, дай Бог им здоровья, Келли и Дэн. Мама Хосе умерла 10 декабря, и я запомнила хорошо, что первый раз после этого я сходила в маркет что-то купить 20-го марта.

 

Потапов бесчеловечно разрушил все труды и усилия, манипулируя так называемым правом Анжелы, дамы из Майями, которая ни разу не навестила мать в больнице и даже отказалась посмотреть последние её фотографии. За 47 дней ни она, ни о. Виктор, ни матушка ни разу не позвонили и так и не появились в больнице, хоть держат у себя всё имущество убиенного брата Иосифа и задолго были осведомлены о приезде матери мученика, как и о том, где она находится.

 

Итак, начались кощунственные судилища, разбирательства и интриги. Отвратительно и больно было видеть нелепую возьню, чтобы скрыть правду и объявить последнюю волю Марии и все её свидетельства нашей выдумкой. Потапов открыто охотился на свидетелей, запугивал, угрожал (матушка в суде подходила ко мне с угрозами: Куда вы лезете? Вы хоть понимаете чем это обернётся или нет? Жизнь что ли не дорога?), подкупал родню и даже привлёк посольство Чили и консулов, которые буквально засыпали нас звонками и посланиями.

 

И всё-таки суд в Окружном суде графства Ховард (Howard County, MD) о последней воле решался в нашу сторону. По закону штата Мэрилэнд, любой человек старше 18 лет имеет полное и неоспоримое право выражать волю о судьбе своего тела после смерти и требовать законного её исполнения, несмотря на любые возражения родственников.

 

И вдруг прямо во время суда, фактически уже при оглашении решения, вл. Лавр лично позвонил из Джорданвилля и сказал нашему адвокату, что он ОТКАЗЫВАЕТ Марии Кортес в месте на кладбище!

 

Это была немая сцена. Надо было видеть лицо судьи, котрый вынужден был вынести решение отказать в исполнении последей воли человека. Это произошло 18-го декабря 2000-го года. Наш адвокат, Mr. Jack Knust, протянул мне телефон, он кричал не обращая внимания на суд, сделай что-нибудь, скажи ему, объясни что он творит! Поговори с ним, по-русски!

 

Но как могла я по-русски оспаривать выбор архиепископа? У меня и рука не поднялась взять эту трубку, даже в мыслях своих коснуться такого предательства! Может нужно было сказать: вы что, белены объелись, вдалыко? Или: как же это вам не стыдно, опомнитесь! Ведь не учительница, да и передо мной не первоклассник. Хорошо ещё, что по определению суда, кремация была категорически запрещена.

 

Тело православной женщины, против её воли, было отправлено в Сантьяго, и если оно действительно было кремировано (во что невозможно поверить, но матушка Юлиния Зарзар высказывала такое предположение, и сын Альберто присылал нам лично по и-мэйл требование прислать $2 500 на нишу и на урну), если только это так, то всю ответственность за подобное надругательство несут лично о. Виктор и его матушка.

 

Впрочем, как и за все остальные надругательства и кощунства, котрые они творили и продолжают учинять и в Джорданвилле, на могиле мученика и в своём храме. Они уничтожают венки и букеты, вырывают с корнем посаженные цветы, даже деревья, выбрасывают и уничтожают привезённые на могилку подарки детей. По этому поводу наша семья обращалась в Суд штата MD в 2002-м году. Всё это не укладывается в голове нормального человека. Но по-видимому, для этих людей любая дикость давно стала нормой и повседневностью.

 

Марию Кортес-Фернандез, отошедшую к Богу 10-го декабря, на Курскую-Коренную, отпевали заочно в храме Святителя Николая в Санкт-Петербурге.

 

Как вы видите, те, кто выдавал и продолжает выдавать себя за ближайших друзей Хосе, при появлении его матери, которую он свято любил и безмерно уважал, вели себя более чем неуважительно и даже дико, полностью проигнорировав и её, и её последнюю волю быть похороненной около сына.

 

А теперь несколько фактов предистории, которые уже известны всем, а именно:

 

1. Дом Иконы организация, созданная лично по идее Потапова, чтобы под видом оплаты за аппартмент, где-то $ 350 400 в месяц, шпионить за Хосе, за иконой и за всеми кто к нему приходит и звонит. То есть, требовалось постоянно держать его на мушке. Госпожа Голицына-Наварр, которая всюду следовала и спрашивала отчёта за каждый шаг и действие платный агент CIA.

 

Хосе лично рассказывал своим друзьям, Ирине Николаевне и Наталье Каваляускас, Волковым, Педенко как он мучается от неусыпной слежки этой дамы. Просил не посылать денег на Дом Иконы, потому что эта организация ни ко мне, ни к иконе не имеет никакого отношения, деньги до него не дойдут. Он просил присылать средства на его личный счёт в банке.

 

2. Свидетельство Константина и Дмитрия Вейнмарнов, котрое подтвердили отец Сергий Кинзяков, Волковы, Тамара Педенко, Анатолий Рунцев и другие. Свидетельство касается вопроса почему Хосе не отдал икону в Церковь, хотя и неоднократно высказывал такое желание?

 

Оказывается, вот почему. В 1983-м, сразу после того как замироточила Иверская Монреальская икона, Потапов явился к Хосе в Монреаль с деловым, так сказать, предложением: торговать ватками с мирро. В то время Хосе уже посетил некоторые церкви, и Потапов прекрасно был осведомлён, что там творилось и как люди встречают Чудо.

 

Потапов предложил устроить крутой бизнес: $1 за малую ваточку и $10 за несколько в мешочке. Естественно, реакция Хосе была незамедлительной: он спокойно спустил Потапова с лестницы, сказав при этом: Пока я жив, никому не позволю делать бизнес на Чуде!

 

Потапов отряхнулся и ответил примерно так: Недолго тебе осталось, глупец! Сильно пожалешь, да поздно будет. Мы с тобой скоро в другом месте встретимся и поговорим и по-другому! С тех пор Хосе старался не иметь никаких дел с Потаповыми и всех в Церкви предупреждал держаться от них по-дальше.

 

В 1997-м году, летом, после того как Потапов поставил на своём сайте всю информацию о камнях и золоте на ризе, сколько жемчужин и по какой цене каждая и проч., Хосе был шокирован и звонил Потапову сам, прося и требуя немедленно убрать эту информацию. Можно только догадываться, в каком он был состоянии, ведь это была наводка для любого уголовника и самое настоящее предательство.

 

Хосе сказал тогда: Бояться мне нечего, я не за себя боюсь, но почему вы лишаете людей Чуда? На каком основании всем распоряжаетесь? Ведь это НЕ ваша икона!. Но Потапов не стал с ним разговаривать и бросил трубку. Тогда Хосе пришёл в совершенно разбитом состоянии к Наташе Каваляускас и сказал: 15 лет они за мной гоняются, и вот кажется им удалось меня поймать. Теперь уже жить остаётся не долго. Не знаю, увижу ли вас всех опять. Он тогда оставил ей некоторые свои вещи, а 13 сентября чехол от иконы и свои монашеские нательные знаки оставил Волковым. Уже со всеми прощался.

 

Вот мы и возвратились в 13-му сентября. Не знаю, получилось ли у меня вместе с вами задуматься, вспомнить и понять нашу общую беду яснее, но очень бы этого хотелось. Заказчики и главные убийцы Хосе по-прежнему орудуют в нащей Церкви. Результат налицо.

 

 

Лариса Гумерова,

 

Писатель,

президент Американского Этического Комитета ЛУЧ

 

 

* Что касается прославления мученика, которым занимается чета Потаповых, на этом остановимся подробнее. Да, выпускаютя фильмы, пишутся книги и статьи, однако никто не видит и не находит в этом странном обилии, если не сказать нагромождении, материала самого Хосе его души, его страданий, его сокровенных надежд. Зато всегда много самих Потаповых и иже с ними. Едва ли эти малопрофессиональные бездушные творения могут выразить и передать характер Хосе, его жизнь, его Миссиию. Во всяком случае, мне лично это показалось так.

 

 

 

GermogenLUCH 2006