Студенты Журфака низко пали... Но дело не в них.

25.10. 2011 года. Интервью телеканалу Серебряный дождь.

 

 

Арно: Хорошо. Следующий вопрос. Как Вы считаете, Ясен Николаевич, визит Медведева, как он повлиял на репутацию журфака МГУ?

Засурский: Повлиял совсем неплохо, потому что, в конце концов президент сказал, что придёт и ответит на другие вопросы. А приходил он к нам не для встречи с нами. Я кстати, не был на этой встречи, потому что мне сказали, что это будет встреча с людьми, которые попросили помещение. И он, я с ним разговаривал, он мне рассказал, как он читает газеты и что он там читает и, кстати сказал, что он не читает положительные материалы, читает только критические, потому что это его интересует, а положительные он и так знает. И что, наша сотрудница подошла, он дал ей автограф, и они бы подошли с вопросами серьёзными, а они подошли с заранее подготовленными плакатами очень несодержательными: Что с Кашиным? Кашин был давно и наш факультет активно его защищал.

Арно: А про повторный визит, не кажется ли вам, что вот этот уже согласованный повторный визит Медведева это некое заглаживание некой публичной?..

Засурский: Вы знаете, вот вы настроены сразу же негативно.

Арно: Ну почему? Я вам просто задаю вопрос.

Засурский: Негативно. Вы говорите, почему? Вы даже новый визит объявляете пиаром.

Арно: Почему? Он же согласован. Я задаю вам вопрос.

Казнин: Ни в коем случае, никакого пиара.

Арно: Не кажется ли вам, что и повторный визит Медведева, он же вряд ли куда-то ходит по два раза с такой периодичностью, не кажется ли вам, что его визит некое желание загладить публичную ошибку перед студентами?

Засурский: Нет. Я не думаю, что тут речь идет об ошибке. Он искренне думает, что нужно ответить на вопросы студентов, которые они задавали. Но, к сожалению, реальных вопросов у них не было.

Казнин: Вот в этом-то и беда. Это же факультет журналистики. Там люди, которые должны, это их профессия, задавать острые вопросы. Ни одного остро вопроса задано не было.

Засурский: Да. Они вопросы острые, как им казалось, написали на плакатах.

Казнин: Да, там даже все студенты не смогли попасть.

Засурский: А их и не приглашали. Там было договорено сразу организаторами, организаторы были не мы, они использовали нашу

Казнин: Вы предоставили площадку?

Засурский: Мы предоставили площадку и все. Больше ничего.

Казнин: То есть, факультет журналистики в принципе ни при чем получается, судя по вашим словам?

Засурский: В этом смысле организации ни при чем, конечно. Там было всего 9 студентов наших.

Казнин: А как их выбирали?

Засурский: Я их не отбирал.

Казнин: Ну, как? Нет, просто

Засурский: Это был замдекана, просто были люди. Я не спрашивал, я не пришел на эту встречу, потому что меня не звали. И меня, я понимал сразу, что эта встреч для других целей, не для нас, я и не посещал. А те, кто хотел, пришли. Эти девочки, конечно, очень умелые пиарщицы, они знают, как позировать, знают, как их снимать и этот Голос Америки им сказал: Мы о той работе не даем материал. И взяли они, в конце концов, добились, у них просто интервью. Ну и что? Ну, зачем их поощрять за это? У нас есть серьезные ребята, которые снимают и фильмы, пишут статьи, и инревьюирую других, и работают в разных интересных. У вас, к сожалению, не работают, у вас небольшой штат, я думаю. Поэтому я не вижу в этом

Казнин: У нас работают тоже выпускники, почему?

Арно: Они везде работают.

Засурский: Ну, кто у вас?

Арно: А как вы расцениваете акцию вот этой помывки журфака?

Засурский: Помывки? Это тоже пиар-акция. Это чистый пиар.

Арно: Для многих это был не пиар, для многих это была возможность хоть как-то реабилитироваться.

Засурский: Нет, нет, они не собирались реабилитироваться. Во-первых, факультет был вымыт до блеска сотрудниками службы охраны.

Арно: Понятно, что не из целей гигиены проводилась акция.

Засурский: Извините, они не хотели мыть, они делали вид, потому что они знали, что все вымыто. Я сказал, ну пусть они туалеты помоют. Мне сказали, все туалеты до блеска вымыты службой охраны президента. Так, хорошо. Тогда приходите. Не пришли. Я пришел в субботу, я люблю свой факультет, в любой день туда приятно придти, но я прихожу. Где студенты? Нет. Стоят наши выпускники веселые ребята, они принесли с собой и метлу, и губку, чтобы смывать все. Ну и говорят: Ясен Николаевич, мы вообще хорошие люди. Давайте мы поговорим. И потом они ушли тоже. Я знаю, что некоторые из тех, кто рекламировал это и передавал много, были разочарованы. Станции звали, выступали и в четверг, и в пятницу, и даже в субботу, говорили о том, что сегодня будет, приходите. Не пришли. Почему не пришли? Потому что незачем им было приходить - они своего добились: фотография в Московском комсомольце есть, фотография, по-моему, была в другой еще газете, потом в Новой газете была. Они своего добились.

Казнин: Ни один канал федеральный не показал их.

Засурский: Это я не знаю, почему они их не показали, можно было показать. Они просто очень примитивно работают. Я бы на их месте показал бы их и показал бы их с чистыми швабрами, которые не были использованы, просто это не нужно было, просто чистый был факультет.

Казнин: А визит Медведева - это не пиар?

Засурский: Это пиар президента. Я думаю, что пиар президента, и пиар студента

Арно: Получился анти-пиар

Казнин: А чем отличаются пиар президента от пиара студента?

Засурский: Он пришел на факультет, он разговаривал с людьми. Это можно считать пиаром. А то, что делали студенты это чистый пиар, потому что они ничего не почистили эти студенты. Они об этом много говорили, они (также) много говорили о своём задержании, но когда их спросили, сделали ли им что-нибудь плохое, они казали: Нет, нас отпустили просто.

Казнин: А когда следующий визит, уже известно?

Засурский: Наверное, мы должны ещё пригласить президента.

Казнин: Президент выразил уже желание.

Засурский: Он выразил пожелание, мы его, когда он может придти, мы его пригласим. Надо ему послать письмо, мы ещё не посылали.

Казнин: А этих девушек вы позовёте на встречу?

Засурский: Пожалуйста, пусть придут. Но хотелось бы услышать от них хоть одно слово разумное. Я от них не слышал. Пожалуйста, говорите. Но сказали: Что с Ходорковским?. О Ходорковском написано множество, однако если бы я их спросил, а в чём дело, в чём суть дела Ходорковского? почти уверен, что они не знали бы что сказать. Это люди, которые не интересуются сутью дела. Они вот швабры

Казнин: Швабра уже была после.

Арно: Мы вас поняли.

Засурский: И чудно выглядят, милые девочки. Ну и что?

Казнин: Будем ждать следующего визита президента на факультет журналистики МГУ.

Засурский: Да, мы очень ждём этого визита. Потому что хотим с ним поговорить об отношениях между властью и СМИ и о том, как вот улучшить наши СМИ. Потому что наши СМИ испытываю кризис. Кризис, связанный с отсутствием у нас серьёзной Журналистики. Прежде всего газетной Журналистики. У нас нет серьёзных газет. Вы не читаете газеты?

Казнин: Читаем всё время.

Засурский: Какие вы читаете?

Арно: Коммерсант.

Засурский: Коммерсантъ одна газета.

Казнин: Почему? Новая газета, Ведомости. Мы сейчас не будем ликбез проводить.

Арно: Давайте мы не будем сейчас отвечать.

Засурский: Могу сказать, что и в этих газетах реального анализа событий в мире и здесь нет. Они хорошие газеты.

Казнин: Главные редакторы этих изданий, наверное, ответили бы вам на вот это вот обвинение.

Засурский: Я спрашиваю не у редакторов. Я захожу в киоск газетный и спрашиваю: Какие газеты у вас покупают?. Они говорят: Вот тут много новых газет. Известия переделали её вообще не берут. Мы сразу же сдаем в макулатуру

Казнин: Это выпускник ведь вашего факультета делает Известия, в том числе.

Засурский: Ну разные есть выпускники. И Коммерсантъ делает наш выпускник. Разные есть выпускники, разные есть журналисты, разные каналы. Но одно важно: журналист должен серьёзно относиться к каким-то проблемам и о них ДУМАТЬ. Здесь этого не было. Меня это огорчает. Но я думаю, что они поучатся ещё у нас. Им осталось полтора года, меньше немножко, учиться, они за это время ума наберутся и придут к вам уже образованными и с точки зрения умелого общения с публикой и может быть, что-нибудь они приобретут в смысле обдумывания.

Казнин: Надеемся, они доучатся на факультете. Спасибо, что пришли к нам.

Засурский: Я с удовольствием к вам приду.

 

 

 

 

 

 

 

LUCH 2011