Убийство Митрополита Валентина: преступление против Бога, против России, против человечества

 

Последний путь приснопамятного Высокопреосвященнейшего

Митрополита ВАЛЕНТИНА Суздальского и Владимирского в Суздале.

03.03.1939 16.01.2012

 

Предстоятель Русской Православной Автономной Церкви (РПАЦ)

Доктор Богословия, кандидат Исторических Наук, Христианский Просветитель.

Искусствовед, исследователь, эксперт, писатель, публицист, краевед, правозащитник.

Общественный и религиозный деятель, член Общественной палаты и Почётный гражданин г. Суздаля.

Лауреат десятков международный премий и наград в области Религии, Культуры, Истории, Литературы.

Лауреат международной премии Королевское копьё за 2009 год.

Великий сын и Гражданин России. Отец и Наставник молодёжи и студенчества.

Священномученик, прославленный чудом нетления.

 

Священная война с антиХристом.

свидетельство Ларисы Гумеровой, друга, доверенного лица и врача Митрополита ВАЛЕНТИНА.

 

3 марта 2012 года.

 

Канун Торжества Православия. День рождения Митрополита Валентина.

 

Последний разговор с Владыкой Митрополитом по телефону состоялся 4 5 января 2012 года, вканун Праздника Рождества Христова. Перезванивались мы довольно часто, так как всегда хотелось полнее знать о состоянии его здоровья. Но последние 2 месяца Владыки не было в Суздале; всвязи с воспалением лёгких практически постоянно он находился на лечении в клиниках Москвы и Ростова. На его сотовый из США звонить было для Владыки дороговато, поэтому свидетельства о его состоянии здоровья получали от Влл. Феодора, Андрея, Иринарха и его мамы Екатерины Васильевны, и от диакона о. Дмитрия Карпенко, которого так же давно и хорошо знаю.

 

И вот в самый канун Рождества наконец-то удалось с Митрополитом поговорить. Получила благословение и самое главное услышала голос, его величавую, истинно Русскую речь. Для меня остаётся загадкой, как именно, каким образом Владыка Валентин умел во всём хранить высочайшее достоинство Первоиерарха, оставаясь при этом удивительно простым, искренним, человечным. От него веяло царственным величием, а в глазах искрилась, играла ласковая хитринка, голос звучал чарующе, как звон весеннего ручейка, и всегда-то был готов к весёлой шутке, точной метафоре, образной реплике.

 

Будучи монахом, строгим аскетом, Владыка безумно любил жизнь, людей, общение, любил свой древний Суздаль, каждый в нём камешек, свою профессию историка. Ему столько было нам рассказать, передать захватывающе интересного из Русской Истории. И умел вложить эту огромную жаркую любовь в каждое своё действие, в каждое слово, жест, даже в своё молчание. Говорить с ним было пиршеством, истинным наслаждением. На любые темы, потому что его интересовало буквально всё. С каким-то мальчишеским азартом выспрашивал о событиях, о семье, детях, о своих чадах, знакомых и подопечных, которые были у него по всему миру.

 

Такой же точно разговор состоялся 5-го января, до такой степени и во всех отношениях приятный, словно дар к любимому светлому Празднику. Голос звучал бодро, как в лучшие времена здравия и благополучия, никакой одышки или упадка сил не было. Как всегда обменялись мнениями по самым волнующим вопросам и событиям в мире. Сообщил, что наконец-то вернулся домой, в Суздаль, очень этому рад; чувствует себя неплохо и будет сам служить на Праздники. Как всегда ласково расспросил о семье, о планах на Рождество, о всех знакомых. Просил не волноваться о нём и в скором времени даже пообещал сюрприз. Как позже выяснилось, он уже оформлял загранпаспорт и заказал билеты для очередного визита в США.

 

Убедившись в его благополучии, бодрости и наконец-то здравии, я успокоилась. Какое-то время посвятила внимание подготовке к праздникам, детям, семье. Жили в ожидании, что скоро он обязательно нам сам позвонит и сообщит что-то важное для всех. Но вместо этого 16-го января получили от Владыки Андрея Павловского по и-мэйл сообщение... о внезапной кончине Первоиерарха нашей Церкви в Москве. В это просто невозможно было поверить! Казалось какой-то дикой ошибкой, неправдой, нехорошей шуткой... Но увы, подтвердилось, что именно так.

 

Как только почувствовала себя в состоянии, постаралась выяснить максимально все факты и обстоятельства у друзей, кто в это время был с ним. В СМИ сведения были скудные, практически ничего, кроме краткого сообщения о кончине в Москве. 24 февраля, по телефону удалось побеседовать и выяснить, что происходило с вечера 15-го января по 7 ч. утра 16-го января. В 6 утра 16-го января вид и настроение Владыки были неплохими, скорее обычными; в это утро он собирался в больницу всвязи с воспалением и спазмами. На вопрос как самочувствие, хорошо ли спали этой ночью? приветливо улыбнулся, ответил, что спал до 12 ночи, а потом вот так всё сидел и молился. На боли в сердце или резкое ухудшение самочувствия НЕ жаловался. В 6. 30 утра поел овсянку и виноград, с большим аппетитом. С 7 ч. утра с небольшим он оставался в квартире один, с о. Дмитрием (Карпенко).

 

Около 9 утра на сотовый хозяев квартиры в Москве и Вл. Феодору в Суздаль стали поступать звонки о том, что Митрополиту плохо, он без сознания, не реагирует, не знаю что делать. Ещё через несколько минут о. Дмитрий перезвонил по этим номерам снова и сообщил о смерти. Позже рассказал, что выходил на полчаса из квартиры подогнать и разогреть машину, и Владыка оставался в квартире один. Скорую к Митрополиту, Первоиерарху Церкви, которому стало очень плохо настолько, что он кричал и потерял сознание, не вызвал. Совершенно необъяснимый факт. Специальная машина приезжала, однако медицинского осмотра, какой-либо помощи или реанимационных мероприятий не проводилось.

 

Фактически получается, что человек чувствовал себя без особого ухудшения, с аппетитом ел, собирался в больницу на плановый осмотр, потом внезапно ему становится плохо и в столичном городе, в XXI-м веке никто профессионально не борется за его жизнь?! За жизнь не только далеко не старца, 72 года, но того, чья молитва и воля хранят и защищают Россию, кого знают, любят и почитают миллионы людей во всём мире? Непостижимо для понимания. Ни с точки зрения профессиональной, ни этической, ни просто человеческой. Почему сразу же не была вызвана специализированная кардиобригада? Не оказана вообще никакая медицинская помощь? Почему даже и врач не пришёл засвидетельствовать смерть, как полагается в таких случаях? Да простит меня Бог и Владыка приснопамятный, но замёрзшему на дороге бомжу, в случае его смерти, больше было бы внимания и содействия, чем Первоиерарху Вселенской Церкви. Такое поведение о. Дмитрия (Карпенко), увы, может восприниматься как прямое пособничество врагам, как желание по-скорее избавиться, чем хоть как-то реально помочь.

 

Никто из близких и доверенных лиц, кроме о. Дмитрия, которому кстати Митрополит Валентин не доверял и опасался, не видел тела сразу после смерти. Какая-то машина (какая и чья непонятно тоже) тут же отвезла неосвидетельствованное тело в морг, откуда только на следующее утро приняли суздальчане и препроводили в храм Царственных Мучеников на Головинском кладбище. Владыка Иринарх Нончин неотступно оставался с усопшим ночь и читал у гроба. На следующий день началось Прощание. С 17-го января и по 21 января тело находилось в храме о. Михаила Ардова. 22 января состоялось Отпевание и Прощание в Суздале, о чём наш сайт подробно написал. Медицинское Свидетельство о смерти на данный момент у меня отсутствует. Причина смерти со слов суздальчан: острая сердечно-сосудистая недостаточность. Почему лично у меня не сложилось впечатление о естественной смерти Митрополита Валентина от сердечно-сосудистой недостаточности и решаюсь здесь поднять вопрос о возможном его убийстве? Позвольте обосновать:

 

Проданные, преданные, умученные, оклеветанные, убиенные Первоиерархи и верные РПЦЗ священнослужители.

 

Вашингтонский антиХрист и слуги его.

 

1. По профессии я врач с большим опытом работы в клиниках, в больницах, в приёмном и научто-консультативном отделениях НИИ Кардиологии. Последние годы работала кардиологом, часто дежурила в приёмном и реанимационном блоках Тюменского Кардиоцентра. Насмотрелась сердечно-сосудистой паталогии и внезапной смерти, участвовала в реанимационных мероприятиях. На посмертных фотографиях, предоставленных с Прощания в Суздале, отчётливо видно лицо м. Валентина; свидетельствую как врач, что и само лицо, и все черты ИСКАЖЕНЫ до неузнаваемости: они сведены сильнейшей судорогой, как будто человек сжался в комок, зажмурил глаза, сжал зубы от невыносимой боли и муки. Никогда прежде не видела у Владыки такого искажённого, жалкого, словно молящего о пощаде выражения лица.

 

Но недостаточно быть профессионалом, надо ещё понимать и любить человека, чтобы при взгляде на его лицо почувствовать всё, что с ним произошло в его последнюю минуту. Отец Дмитрий Карпенко так же свидетельствует, что Митрополит кричал перед смертью. И надо понимать, какого невероятного, героического мужества и терпения это был человек. Чтоб он в голос закричал, боль должна быть действительно непереносимой. Смерть от сердечно-сосудистой недостаточности, кроме обширного трансмурального инфаркта миокарда, которого у Владыки Митрополита не было, не сопровождается болевым шоком. Выключить ЭКС просто не возможно; режим по требованию включен всегда: ЭКС включается при отстутствии биений сердца. В случае сбоя загружаются настройки по умолчанию. Да и отключение ЭКС (при поломке или истощении батареи) приведёт лишь к обмороку и только у лиц, фатально зависимых от ЭКС. Владыка не принадлежал к этому типу больных. При отключении ЭКС в его случае возникает некий собственный ритм, который позволяет доехать до больницы.

 

Судя по цвету губ и ногтей, острой сердечно-сосудистой недостаточности у Митрополита не было вообще: в этом случае имелись бы крайне бледные кожные покровы, синюшный оттенок кончика носа, губ и ногтей. Этого ничего не наблюдалось, цвет лица у Владыки нормальный; само лицо резко отёчно, даже как-то раздуто, но цвет его, и губ скорее нормальный. Да и как, каким образом у Владыки Валентина могла вдруг, ни с того ни с сего, она случиться, сердечно-сосудистая недостаточность, указанная в свидетельстве о смерти, если у него много лет стоял электронный водитель ритма, кардиостимулятор? Такого просто не бывает. И никакой сердечно-сосудистой недостаточности не было у Владыки; её не было так же в анамнезе (наш с ним разговор на Рождество, когда он сказал, что чувствует себя хорошо, и нет никакой одышки, плюс свидетельство, что в день смерти ухудшения по сердцу не наблюдалось), ни клинически (по признакам на фото). И не могло быть. Всё это абсолютная ложь!

 

2. Внимательно изучая лицо и руки Владыки, увидела следующие признаки насильственной смерти: запавшие глазные яблоки; сплюснутый деформированный нос; распухшие бесформенные губы, что явно свидетельствует о сильном отёке тканей лица. О чём говорят запавшие глазные яблоки? Учитывая, что признаков тления не наблюдалось, они могут свидетельствовать о резком падении давления в сосудах: об анафилактическом, болевом, злектрическом, химическом или каком-то другом виде - шока. Лицо и губы Владыки выглядят так, что можно было бы подумать об удушении, если б имелись другие признаки смерти через удушение, о чём пока сведений нет. Кстати, анафилактический шок и острая почечная недостаточность, с резким отёком лица, рук и всех внутренних органов, развивались также и у тех, кого на Дубровке травили непонятным газом. У погибших там мучеников на вскрытие находили во всех органах и тканях отёчную жидкость и резко увеличенные селезёнку и сердце. Отравляющие газы, закаченные в вентилляцию или просто в комнату, могут так же вызывать резкий спазм сосудов. Так погибли Василий Шукшин, Иосиф Бродский, Юрий Щекочихин и многие другие неугодные властям.

 

3. В московской квартире и на лестничной площадке в момент смерти м. Валентина случилось густое ЗАДЫМЛЕНИЕ. Вылетели пробки, замкнуло проводку. Довольно странный факт, о котором свидетельствует и о. Дмитрий, и хозяева. Или это скорая так поработала дефибриллятором (но реанимационных мероприятий не проводилось), или... Возможно в грудь Митрополита ударил разряд электрошокера, до 90 кВ. Такой силы разряда вполне хватит, чтобы лишить человека чувств, вырубить ЭКС, а заодно и пережечь пробки. Одно уточнение: такой убойной мощности дивайсы существуют пока только у спецслужб США. В России они запрещены.

 

File:M26 Taser.jpg

Тэйзер-М26 дистанционный

Вообще в последнее время модным у спецслужб стало устранять неугодных электрошокером, а не пулей, петлёй или ножом. Возразите, что в месте приложения шокера на коже остаётся ожог. Возможно что он и оставался, и остаётся. Но тело Владыки увезли бкзо всякого освидетельствования и сутки скрывали в морге, где в случае насильственной смерти, могли произвести любую косметику. Во всяком случае, православный деятель РПЦЗ, Анатолий Григорьевич Рытиков, был убит в США 25 июня 2006-го года именно так. Ему было тогда 84 года, но враги Зарубежного Православия не могли дождаться, когда Господь Сам призовёт воина к себе. Анатолий Рытиков сначала был жестоко избит вломившимся в его дом уголовником, затем убит электрошоком. Соседи слышали как он душераздирающе кричал перед смертью.

 

4. Владыка Митрополит какое-то время, около получаса, оставался в квартире один. Вернувшийся около 9 утра после разогрева машины о. Дмитрий, как он это утверждает, застал Владыку сидящим на стуле и ещё живым, он громко кричал и уже сильно изменился в лице; был в состоянии резкого озноба и шока. В квартире почему-то была включена плита, пахло дымом и гарью, полностью отсутствовало электроснабжение. Буквально через пару минут, согласно свидетельству о. Дмитрия, Владыка умер. Почему Карпенко не вызвал скорую или любого доктора, хотя бы из местной поликлинники, для освидетельствования внезапной смерти Владыки, остаётся загадкой.

 

Почему этот человек неоднократно звонил по сотовой связи хозяевам и по многим номерам в Суздаль, но НЕ сделал ни одного звонка в скорую или неотложку? Ведь это же Москва, самая квалифицированная помощь здесь своевременно могла быть оказана. Машина пришла, обычная перевозка, и тело (а возможно и живой Владыка) направили сразу в морг. А если была всего лишь кома, обморок? Если сердце Владыки ещё билось, и он дышал? Человек в коме может оставаться жив не одни сутки, ему может быть оказана помощь. Но теперь, без осмотра врача и без его заключения о состоянии Митрополита на тот момент, этого уже никогда не узнаем. Одно вне всякого сомнения: на Владыку Валентина в отсутвии всех напали, над ним в очередной раз было сотворено грубое физическое насилие. И до последней минуты он мужественно боролся за свою жизнь, пытался себе помочь: конечно это он сам зажёг газовую плиту, чтобы хоть как-то согреться, потому что находился в состоянии тяжелейшего шока, иными словами его трясло. Карпенко обязан ответить на все вопросы следствия, предстать перед судом и в случае причастности к этому преступлению понести самое суровое наказание

 

5. У м. Валентина были враги. У него было много врагов. Это были люди из Московской патриархии, из которой он вышел, объявив её псевдо-церковью. Но они не оставляли, преследовали и травили, буквально не давали передышки. Ему многократно открыто угрожали. На него совершались многочисленные нападения. Самое жестокое покушение на его жизнь произошло в 2006-м году, когда несколько человек ворвашись в его комнату, где он лежал с высоким давлением, избили Владыку, пытали и закатали в ковёр. Он чудом выжил, но так до конца и не оправился: развилась гангрена стопы, так ноги ему перетягивали железной проволокой. Последнее всемя его травили ядами, СВЧ, радиацией, у него несколько раз отказывали почки.

 

Начиная с 2010 года наш Владыка неоднократно получал прямые угрозы уже даже от врачей, которые говорили совершенно недопустимые вещи о возможной его скорой смерти. И зачем Вы ездите по врачам? Ведь так легко Вас могут отравить этими капельницами, это прямое мне из его уст свидетельство. Договариваться о консультациях Митрополита Валентина специалистами по телефону было очень трудно: врачи или прямо отказывали, не уточняя причины, или вообще исчезали. Этим летом я попыталась проконсультировать Митрополита у моей подруги по МедИнституту, доброй знакомой нашей семьи, профессора Татьяны Васильевны Заугольниковой. Она проживает в Москве, я ей полностью доверяла и никаких препятствий для встречи с ней нашего дорогого Владыки не видела. Но увы, этого не произошло: Татьяне звонили домой с угрозами, ей пришлось уехать из Москвы, и в настоящий момент даже не знаю, где она находится и что с ней.

 

6. Свидетельствую, что неоднократно осматривала Владыку Митрополита: измеряла давление, слушала сердце и сосуды, лёгкие, наблюдала за пульсом, видела и его раны на голенях и стопах. Владыка был весь изранен, но организм его был на удивление крепкий, чистый и стабильный, телосложение богатырское и никаких признаков склероза сосудов или сердечно-сосудистой недостаточности не находила. Пульс и давление в пределах возрастной нормы, одышки нет, руки тёплые, цвет кожных покровов и слизистых нормальный, край печени перкуторно не выступает из-под рёберной дуги; в лёгких чисто, отёков нет. Владыка наш явно был запрограммирован Природой жить 200, 300 лет. С его прямой царской осанкой он производил впечатление крепкого дуба, который невозможно сломить или заставить сдаться болезни. Никогда не унывал, никогда не падал духом и всегда был полон планов и надежд. Такой стальной воли, такого мощного духа у пациентов в моей практике никогда не встречалось. Поэтому после последнего нашего с ним разговора по телефону, и была спокойна и уверена, что он в полном порядке. Свидетельствую, что у него не было никакой депрессии, наоборот: Владыка был полон планов на будущее. Поэтому его внезапная смерть совершенно не выглядит для меня естественной.

 

7. Свидетельствую, что в конце июня 2010-го года лично разговаривала по телефону с о. Михаилом Ардовым, который вызвался помочь с нефрологом и сам договаривался о консультации в Москве. Состояние м. Валентина в то время было серьёзным: отказали почки, падало давление, были клонические судороги ног. Владыка звонил мне и я ему ежедневно, по нескольку раз в день. Назначенное лечение помогло, давление повысили, и судороги прекратились. На Петра и Павла, 12-го июля, и на Царственных Мучеников Владыка сам служил в Суздале. Вы все знаете, что в это лето началось после 17-го июля: Россиия буквально вспыхнула как спичка, вся. Москва задыхалась от дыма, люди и особенно дети неимоверно страдали. Митрополит творил непрестанную молитву за весь мир, который казалось висит на волоске. Суздаль пожары обошли стороной, хотя во Владимирской области леса горели и было довольно дымно. 12 августа, на Смоленскую, впервые вздохнула Москва. Страшно себе представить, что было бы, если бы мы потеряли Митрополита Валентина в конце июня, когда ему стало плохо. Слава Богу, этого не произошло. И он отмолил Россию.

 

8. На этом фоне более чем странно прозвучало тогда заявление, вернее слова протоиерея о. Михаила Ардова, сказанные мне по телефону: А что собственно так хлопочете? Митрополит давно и тяжко болен, к тому же отравлен, и жить осталось ему пару дней. Голос в трубке звучал почти равнодушно. Если честно, вовсе не поняла этого тона, но так была благодарна за помощь Владыке было очень плохо, какие там споры или выяснения. И всё же резануло ухо и поразила такая вот странная, согласитесь, осведомлённость и безапеляционность не медика. К тому же священнослужителя. Ведь о. Михаил никогда не был ни врачом, ни даже близким человеком Митрополита.

 

Жизнь каждого из нас, а уж тем более Владыки нашего, только в руцех Божьих, ответила я тогда о. Михаилу. Митрополит Валентин после этого разговора получается прожил полтора года. Почему о. Михаил точно знал тогда, в июне 2010-го, что Владыка должен умереть? И почему именно он держал тело усопшего неделю в своём храме? Почему не отвезли сразу в Суздаль? Мне лично известно, что Митрополит, по всем понятной причине, не доверял Ардову точно так же, как и Лурье, и никогда особо не стремился, мягко говоря, к встречам с ним. Однако Ардов повёл себя как чуть ли не главный в Церкви, как следующий после Митрополита, во-первых. А во-вторых, по-видимому была такая необходимость, или задание: понаблюдать за ситуацией, посмотреть что и как складывается, догадается ли народ о преступлении, или так сойдёт.

 

НЕ СОЙДЁТ, будьте уверены, господа сионисты! Мы с вами разберёмся, причём не на российском, а на международном уровне. Убийство Митрополита Валентина так же как и убийства Вл. Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского (1966), Владыки Филарета Вознесенского, с отравлением всего Синода (1985) в Нью-Йорке, убийства протоирея о. Льва Лебедева (1998), Хосе Кортеса (1997) и его матери, Марии Кортес-Фернандез (2000), травля и убиение Митрополита Виталия Устинова (2006), отца Алексея Горина (2008) и сотен, ТЫСЯЧ чад Зарубежной Церкви это ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ БОГА, ПРОТИВ РОССИИ, ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ И ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ПРОТИВ НАШИХ ПОТОМКОВ.

 

В конце этого текста хочу лишний раз напомнить всем читателям, что после 2007-го года жизнь Митрополита Валентина проходила в судах и в непрестанной борьбе не только за свою жизнь, но и за собственность и святыни РПАЦ. Это была настоящая и жестокая война, вплоть до введения ОМОНА в Суздаль 29 апреля 2009-го года. И вёл эту широкомасштабную войну и беспрецедентную клевету в СМИ против РПАЦ и её Предстоятеля лично Путин и его ФСБ. Это знают в России все. Митрополит Валентин ездил по всему миру и призывал всех общественных деятелей и чиновников, с которыми встречался и разговаривал на самом высоком уровне в Евросоюзе и США, оказать поддержку его Церкви и защитить её от нападок того, кто уже расправился, уничтожил Зарубежную Церковь, кто во всеуслышания заявляет о свободе вероисповеданий в России, а на деле ведёт жесточайшую войну против РПАЦ и лично против Владыки Валентина.

 

Колонна ОМОНа в составе более 1000 бойцов в сопровождении бронемашин, автозаков, машин разминирования, водомётов 

и другой специальной техники вошла утром 29 апреля 2009 г. в Суздаль.

 

И давайте на гробе мученика за Церковь Христову посмотрим Правде в глаза и назовём вещи своими именами. Иначе какие мы верующие, какие христиане, если готовы довольствоваться ложью или полу-правдой? Владыка наш не умер, но был зверски убит в Москве неизвестными, имена которых нам предстоит выяснить. Он принял неописуемые мучения и безусловно является священномучеником за Христа и Церковь Его. Возможно мы имеем дело с мировыи заговором врагов Христа и нашей веры против Истинной Церкви и оставшихся верных конца времён. В любом случае, склоняя наши головы пред светлой Памятью великого человека, настоящего Христианина, мы обязаны выяснить всю правду о его кончине. Это наш святой Долг перед Богом, перед Россией, перед потомками.

 

Всенародные проводы Владыки в Суздале 22 января 2012 года.

 

И дам двум свидетелям Моим, и они будут пророчествовать тысячу двести шестьдесят дней, будучи облечены во вретище. Это суть две маслины и два светильника, стоящие пред Богом земли. И если кто захочет их обидеть, то огонь выйдет из уст их и пожрет врагов их; если кто помыслит их обидеть, тому надлежит быть убиту. Они имеют власть затворить небо, чтобы не шёл дождь на землю во дни пророчествования их, и имеют власть над водами, превращать их в кровь, и поражать землю всякою язвою, когда только захотят Откровение Иоанна Богослова, 11:3-6.

 

 

 

 

 

LUCH 2012